Покинув древнюю столицу Алании, мы вновь на автотрассе. Примерно полкилометра от бетонного моста вверх - и над дорогой нависают крутые серые скалы, а река здесь особенно яростно клокочет. Тут, у поворота дороги, до начала 1960-х годов существовал деревянный мост. Он вел на правую сторону реки, где располагался небольшой поселок Буково.
      На левом берегу от него по сей день сохранился одинокий деревянный барак. Место это связано с трагическими событиями времен Великой Отечественной войны. Спросите любого старожила - и он расскажет вам об этих событиях, ставших легендой.
      В августе 1942 года по ущелью Зеленчука двигались к перевалу немецко-фашистские горные стрелки. Здесь, у Буковского моста, их встретили партизаны. Это был их первый бой. Используя узкое место между скалами и рекой, партизаны устроили засаду. В клубах дорожной пыли появились первые мотоциклы с колясками, в них сидели уверенные в своей непобедимости завоеватели. И вдруг грянули залпы. Передний мотоцикл, подбитый, закружился на месте и перевернулся. А со скалы, нависшей над дорогой, ударила из пулемета девушка-партизанка. Не раз фашисты поднимались в атаку, но отходили под огнем партизанского пулемета. Неравный бой кончился тем, что тренированные горные стрелки обошли скалы и зашли партизанам в тыл. Погибла отважная девушка, погибли и многие ее боевые друзья.
      Выше бывшего поселка Буково, совсем рядом с ним, дорога пересекает большую зеленую поляну. Ее называют "Березовой". Справа от дороги на кургане стоят большая глыба светло-серого гранита с пятиконечной звездой и надписью: "Они стояли насмерть. 1941-1945 гг.". Ниже - двадцать фамилий погибших, один из них - неизвестный сержант. Это те, кто своей грудью закрыл дорогу врагу здесь, в долине Большого Зеленчука, в тяжелом сорок втором. Люди, помните о них!
      За Березовой Поляной шоссе то взбирается вверх, минуя тенистые балочки и ручьи, то спускается вниз, к самой воде. С каждой поляны и на каждом повороте открываются чудесные горные пейзажи. Все выше и выше становятся скалистые горы, поросшие лесом из вяза, бука, дуба, березы, ольхи, рябины, бузины. Кое-где вверху на скалах появляются сосны, и чем дальше на юг, тем их будет всё больше и больше.
      Вот открывается небольшая, но довольно широкая и светлая долина, где раньше был поселок Богословка. По проекту, здесь в скором времени должна быть воздвигнута огромная плотина более 100 м высотой, а ниже - каскад гидроэлектростанций. Плотина перережет ущелье от горы до горы, что неизбежно отразится и на микроклимате и на биосфере ущелья. Слов нет, кавказские реки должны давать человеку свою колоссальную энергию, но в данном случае не возьмем ли мы ее слишком дорогой ценой? Такие мысли поневоле рождаются в голове, когда думаешь об этой стройке и ее будущих последствиях.
      В конце Богословской Поляны из бокового ущелья вытекает небольшая речка, тоже Богословка. Она впадает в Большой Зеленчук. Почти против этого места, но на правом берегу реки, мы в 1966 году нашли огромную (2,65 м длины) отесанную плиту, лежавшую на небольшой поляне. Когда, изрядно попотев, ее перевернули, на лицевой стороне оказался аккуратно высеченный в глубь камня христианский крест с расширяющимися концами. Размеры креста - 45x26 см. Плита эта очень схожа с плитой, лежавшей на Длинной Поляне, да и назначение у них, очевидно, было одно и то же - придорожные знаки. Не указывали ли они путь к нижне-архызским храмам и к Аланской епархии, не были ли на этом пути своеобразными ориентирами?
      Против Богословки, на правом берегу Зеленчука, высится громада горы Пастуховой, высота ее - 2733 м. В 1961 году работавшие здесь геологи нашли на северозападном склоне горы древние шахты, а в шурфе около них - каменный молот с желобчатым перехватом посередине. Такие молоты обычно применялись в горном деле по всей Европе еще в эпоху бронзы. Это сулило интересное археологическое открытие - древние горные вы-работки встречаются редко. И тогда же с геологами А. Смеяновым и В. Величко я поднялся на вьючных лошадях почти на вершину Пастуховой. Уже в зоне альпийских лугов, на высоте примерно 2500 м, мы добрались наконец до выходов материковых скал. От них на-чинался очень крутой спуск в глубокую балку Волковую. Здесь-то и находились древние выработки медной руды.
      В отдельно стоящей скале была пробита насквозь, через всю ее толщу, горизонтальная узкая штольня. Размеры входа в штольню - 1,0x0,7 м, работать в ней можно было только лежа. Несколько ниже (в другой скале) оказалась вертикальная, типа колодца, шахта глубиной 2,2 м до современного завала, - действительная глубина ее, конечно, больше. Из шахты в трех направлениях идут узкие горизонтальные штольни. Видимо, они следуют направлению рудоносной жилы. Как засвидетельствовали геологи, древние горняки и рудознатцы действовали с большим знанием дела: они шли по жиле и выбирали все линзы и скопления руды, не останавливаясь на малозначительных вкраплениях. Осведомленность по тем временам поразительная, ведь никаких специальных научных знаний по геологии и горному делу не существовало и люди опирались исключительно на вековой, эмпирически накопленный опыт. И он не подводил. Но и это не все: подобные факты убеждают в том, что уже в седой древности люди умели искусно вести своего рода геологическую разведку и с этой целью исследовали труднодоступные горные хребты. Конечно, эта разведка была ориентирована на те месторождения и рудопроявления, которые выходили на поверхность, но давайте все же не забывать, что речь идет о II тысячелетии до н. э.
      Мы вправе склонить свою голову, отдавая должное уму, трудолюбию и мужеству наших далеких предков.
      После этого небольшого, но поучительного отступления мы можем двинуться дальше. Вот слева за висячим мостом промелькнула поляна Линёвая (раньше здесь почти постоянно находился лагерь сплавщиков леса), затем справа - кордон Архызского участка Тебердинского заповедника, и постепенно открывается расширяющаяся горная долина.
      Слева и справа - густой сосновый лес, напоенный ароматом хвои. Здесь царство лесной тишины и птиц; лишь белка нарушает ее, прыгая с дерева на дерево. Это начинается знаменитая долина Архыза, которую иногда образно называют жемчужиной Кавказа. Она лежит на высоте около 1450 м.
      Известный кавказский натуралист Н. Динник в конце XIX века побывал в Архызе (его тогда называли Старым Жилищем) и с восторгом писал: "Около "Старого Жилища" долина Зеленчука имеет не только замечательно красивый, но какой-то особенно нежный, привлекательный вид. Надо заметить, что в этом месте в Зеленчук впадает довольно большая речка Кизгиш (Кизгич. - В. К.), которая течет под прямым углом к Зеленчуку, а в двух верстах отсюда сам он составляется из двух речек, Псыжа и Иркыза (Речепста); наконец, еще на 2 версты выше, в Псыж впадает речка София. Таким образом, около "Старого Жилища" долина Большого Зеленчука разделяется веерообразно на несколько отдельных долин и поэтому сильно расширяется, образуя плоское, почти ровное дно. Оно представляет целый ряд широких, больших полян, вокруг которых располагаются красивые березовые и сосновые рощи. Все это окружено еще крутыми, очень высокими горами, внизу покрытыми лесом, а вверху - громоздящимися друг над другом уступами скал" Это сказано верно, но неполно относительно уникальных природных достоинств Архыза.
      Действительно, Архыз богат чарующими ландшафтами и изумительно чистым и прозрачным воздухом. А климат? Долина с севера закрыта хребтами Абишира-Ахуба и Эхреску, с запада - хребтом Аркасара, с юга - Главным Кавказским хребтом и с востока - хребтом Ужум. Хребты около долины достигают в среднем 2500 м высоты и надежно защищают ее от ветров, в том числе и холодных северных. Здесь почти всегда безветренно и спокойно. Поскольку долина Архыза вытянута с востока на запад, она хорошо освещается и прогревается солнцем: летом солнце появляется в шесть часов утра и заходит в семь часов вечера. Архыз превосходит такие известные курорты, ках Кисловодск и Давос (Швейцария), по количеству безоблачных солнечных дней; благодаря высокому напряжению солнечной радиации среднегодовая температура в Архызе на 1-2 градуса выше, чем в швейцарском Давосе. Это редкостное сочетание благоприятных климатических факторов удачно дополняется железистыми минеральными источниками, о которых сообщалось в литературе.
      Как видим, Архыз - это не только один из красивейших уголков Кавказа, но и великолепный по своим природно-климатическим условиям горный курорт. Вопрос о необходимости превращения урочища Старое Жилище в курорт, особенно для легочных больных, был поставлен еще до революции. В марте 1916 года департамент железнодорожных дел разрешил группе предпринимателей строительство железной дороги от города Армавира по рекам Урупу и Большому Зеленчуку в местность Старое Жилище. Тогда же доктором В. Смирновым был разработан план застройки и использования площади Старого Жилища: само урочище "отводилось под парк и дачный поселок, начало Аркиза под эспланаду и роскошные дачи - дворцы, средняя часть и конец с боковой долиной реки Дуки, притока Аркиза, под санатории, долина Софии под дома Альпийских клубов и школьно-экскурсионные приюты, долины Псыша и Кизгича остаются в запасе" . Но этим планам не было суждено осуществиться, и до самой революции здесь существовала лишь караулка да кустарный заводик Ведросова по производству скипидара, дегтя и смолы. Лишь в советское время в Архызе появился дом отдыха, а после окончания Великой Отечественной войны слава Архыза стала расти, появился палаточный городок Московского Дома ученых, пионерские лагеря и базы отдыха. На правом берегу реки, у моста, в 1962 году вырос целый поселок из деревянных домов и больших палаток - турбаза ВЦСПС "Архыз", одна из крупнейших в СССР. Через Архыз проходит одиннадцать маршрутов, большая часть их - всесоюзные.
      Особенно популярен маршрут, ведущий в Красную Поляну и к озеру Рица, а отсюда - к Черному морю. Тысячи путешественников с рюкзаками за спиной летом идут по нему. А зимой на турбазу съезжаются горнолыжники - на окружающих долину горах имеются отличные трассы.
      Скоро жемчужина Кавказа будет сверкать в новой великолепной оправе. Утвержден проект горно-туристского комплекса, разработанный А. Полянским. В Архыз будет проведена высоковольтная линия и широкая асфальтированная автотрасса
(она уже сооружается). Здесь все преобразится. Появится большой стадион, плавательные бассейны, хоккейные поля, трамплины для "летающих лыжников", канатные дороги на горы, современные отели, рестораны, кафе, киноконцертный зал, торговый центр, пресс-центр, вертолетная станция, девятиэтажные жилые дома. Архыз как база зимнего спорта выйдет на международную арену и станет не менее популярным местом зимних спортивных соревнований, чем Скво Вэлли в США и Кортина д'Ампеццо в Италии. Таковы грандиозные планы преобразования этого чудесного уголка Кавказа.
      А сейчас мы в карачаевском ауле Архыз. Он застроен одноэтажными жилыми домами, крытыми дранью. В центре поселка - клуб, магазин, школа, почтовое отделение, сельский совет, кафе, лесничество. Архыз связан регулярными автобусными линиями с Черкесском и аэропортом Минеральных Вод - воздушными воротами Северного Кавказа. Аул является детищем Советской власти: он основан в 1922 году. До этого карачаевское население в ущелье Большого Зеленчука постоянно не жило.
      Но жизнь в Архызской котловине зародилась очень давно. Самые древние археологические предметы здесь были обнаружены случайно в 1965 году, когда рабочие Архызского лесничества копали яму для установки радиомачты. В яме, на глубине примерно метра, они обнаружили обломки двух бронзовых браслетов, покрытых ярко-зеленой патиной. Здесь могло быть древнее захоронение. Один из браслетов плоский, по поверхности идет желобок, окруженный насечкой, на конце обломка помещена змеиная голова. Две точки изображают глаза. Второй браслет в сечении круглый, с характерными округлыми утолщениями-наплывами. Точно такие же браслеты были найдены в склепе у карачаевского аула Коба-Баши. Археолог Е. П. Алексеева датировала их первыми веками нашей эры. Архызские браслеты, видимо, относятся к тому же времени. Следовательно, долина Архыза была заселена не позже первых веков нашей эры. Кто были эти люди - неизвестно.
      Но наибольшее количество древностей в районе Архыза относится к более поздней эпохе. Те из них, которые как-то поддаются датировке, могут принадлежать ко времени распространения христианства, то есть к X-XII векам. Это целый ряд каменных плит с высеченными на них крестами. Об их назначении мы уже говорили. Такие плиты есть и на левом и на правом берегу реки. Большая плита с заостренным верхом и грубым изображением креста стоит среди высоких красноствольных сосен на Казачьей Поляне недалеко от турбазы "Архыз". На левом берегу крупная (длина 2,13 м) плита лежит плашмя в сосновом лесу близ дороги, идущей на Церковную Поляну. В ее верхней части выбит христианский крест. Первоначально и эта плита стояла вертикально. Обломок еще одной песчаниковой плиты с аккуратно высеченным крестом мы нашли еще в 1953 году в лесу ниже Церковной Поляны. Некоторые древние плиты, которые могли бы о многом рассказать, безвозвратно погибли от нашего собственного невежества. Есть сведения о том, что их было много на Церковной Поляне (там находилось древнее христианское кладбище), теперь нет ни одной. Пропал и ряд плит с надписями. Я расскажу об одной из них.
      В 1886 году в верховья Большого Зеленчука приехал уже знакомый нам художник и археолог Д. М. Струков. Зарисовав древние фрески в Нижнем Архызе, он, несмотря на трудную дорогу, добрался до Старого Жилища. И здесь ему удалось увидеть и зафиксировать интересные памятники далекого прошлого. Самым ценным из них оказалась большая (2,8 м) плита, высеченная весьма тщательно и искусно и имевшая внизу выступ, при помощи которого она крепилась к плите-основанию. Плита была найдена Струковым на правом берегу Зеленчука, недалеко от впадения в него стремительной горной речки Ропачай
.
      На лицевой поверхности плиты (в литературе она получила название Зеленчукской) были высечены крест точно такой формы, как на плите у Богословки, и обширная надпись, выполненная греческими буквами, но не на греческом языке. Она-то и представляет наибольший научный интерес.
      В 1893 году надпись опубликовал академик В. Ф. Миллер. Он прочитал ее с позиций алано-осетинского языка. Текст гласил: "Иисус Христос. Святой Николай. Сахира сын Х...ра сын Бакатар Бакатара сын Анбал Анбалана сын. Юношей памятник". Это была намогильная эпитафия, посвященная нескольким мужчинам, может быть, погибшим в бою и захороненным вместе - это косвенно подтверждали и другие рисунки Д. М. Струкова.
      Надпись на Зеленчукской плите привлекла большое внимание ученых, и после Миллера вокруг нее выросла целая литература. Чтение Миллера было уточнено, а ленинградский лингвист Г. Ф. Турчанинов в последней строке надписи увидел дату "941 г.", выраженную буквами.
      Но самое занимательное происходит с Зеленчукской надписью в последние годы. Появились совершенно новые варианты ее прочтения: по-кабардински и по-балкарски. Авторы этих дешифровок критикуют алано-осетинский вариант прочтения и каждый настаивает на своей правоте. Осетиноведы не принимают критику всерьез и убеждены в ираноязычии надписи. Полемика еще не завершена, но обратим внимание на очевидный парадокс: все три варианта чтения Зеленчукской надписи относятся к языкам совершенно несхожим, принадлежащим к различным языковым семьям - индоевропейской, кавказской и тюркской! Разве можно одну и ту же надпись прочитать на различных языках? Очевидно, нет, и пока что алано-осетинский вариант остается более аргументированным.
      Парадоксальные разночтения Зеленчукской надписи отчасти объясняются тем, что никто из ученых ее не видел в натуре и все пользуются лишь рисунком Д. М. Струкова. Но насколько он точен? Сознавая выдающийся научный интерес надписи для истории народов Северного Кавказа, мы группой из трех человек в мае 1964 года отправились в Архыз на поиски знаменитой плиты. В течение недели мы занимались тем, что прочесывали правый берег реки между вторым Ревунком и Ропачаем. По архивной карте Д. М. Струкова, плита должна лежать именно здесь. Кажется, был осмотрен каждый бугорок, каждый камень в лесу, каждый поворот реки, но - тщетно! Плита с надписью исчезла. Ее либо унесла река (если она лежала на краю берега), либо она спокойно лежит в лесу под слоем мха и опавших листьев и ждет своего второго открытия. Хочется верить, что это именно так и науке будет возвращен ценный эпиграфический памятник X века, который вновь заговорит. Как точно о смысле древних надписей сказал русский поэт Иван Бунин:

"Молчат гробницы, мумии и кости -
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте
Звучат лишь письмена".

      Гробницы и "кости" тоже могут заговорить в руках археолога. Но значение памятников средневековой письменности, которыми некогда было богато Зеленчукское ущелье, трудно переоценить. Каждая подобная находка может иметь выдающееся научное значение.
      Еще в 1940 году экспедиция Карачаевского учительского института под руководством К. М. Петролевича нашла две плиты с надписями на реке Пшиш, примерно в четырех километрах выше Архыза. Я видел их в 1953 году и тогда же сделал прорисовки с надписей, а затем послал свои рисунки в Институт языкознания Академии наук СССР. Специалисты их прочитать не смогли.
      Плиты с Пшиша в 1955 году увезли в Москву, и они лежат в Государственном Историческом музее никем не дешифрованные, в ожидании своего исследователя. Что они скажут ему?
      Сейчас все эти древности говорят нам о жизни, труде, борьбе, культуре средневековых племен, населявших Архызскую котловину. Несомненно, население это было значительным. В разных местах долины можно видеть то в лесу, то в густой траве кучи рваного камня от разрушенных построек; за северной околицей аула, ближе к горам, находится много развалин. Эту глухую лесистую местность называют "Аулище". Долину - от горы до реки - пересекают два параллельных земляных вала с битым камнем наверху. Похоже, что это разрушенные и оплывшие оборонительные стены, защищавшие Архыз от нападения с севера. На полянах, особенно западнее аула, возвышаются беспорядочно сложенные кучи камней, целые каменные курганы. Но это не могильные курганы, а камень, собранный при очистке полей. Он мешал обрабатывать почву. Поблизости - снова развалины средневековых поселков, причем специальными исследованиями установлено, что они погибли в результате губительного воздействия снежных лавин.
      Вот что пишет по этому поводу гляциолог профессор Г. К. Тушинский: "Между современным селением Архыз и конусами выноса лавин в районе так называемой Церковной Поляны проходит древняя дорога, пересекающая крупный лавинный конус в его средней части. По обеим сторонам дороги видны остатки фундаментов домов. В средней части одного из конусов выноса находится каменная кладка в виде амфитеатра, ниже которого лежат развалины крупного здания диаметром 15 м и столщиной стен 3 м... На всех обследованных развалинах видно, что со стороны схода лавин кладка разбита, а материал ее разбросан вниз по скату конуса. Толщина стен некоторых зданий достигала 1,0-1,3 м, но чаще равнялась 1,8 м. Наиболее часто встречаются здания общей площадью около 150 кв. м. Ширина улиц составляла примерно 4 м... Особенно интересно, что выше главной улицы, за окраиной, обнаружены стены толщиной 3 м. Они расположены кулисами и представляют собой как бы отбойные противолавинные дамбы, при помощи которых жители пытались, по-видимому, защищать постройки от лавин".
      Ясно, что поселение могло возникнуть на конусе выноса тогда, когда климат был очень сухим, а зимы малоснежными и когда лавины не угрожали обитателям древних поселений. По Г. К. Тушинскому, это было в I тысячелетии н. э. После этого, в XIII-XIV веках, климат изменился, началось повышение увлажнения. Это повлекло за собой холодные и снежные зимы, приведшие к частым лавинам. Тогда-то и погиб поселок близ Церковной Поляны. Так гляциологи и климатологи помогли историкам и археологам раскрыть эту тайну местной истории.
      Двигаясь вдоль подошвы хребта Абишира-Ахуба, мы дошли до не раз упоминавшейся выше Церковной Поляны. В Архызе ее покажет любой. Она находится примерно в километре к юго-западу от аула. Узкая дорога ведет через густой и тенистый хвойный лес, минуя по пути журчащий ручей. Поляна невелика, к тому же она за-сажена молодыми соснами и сейчас зарастает. Сразу за поляной шумит спускающаяся с гор небольшая речушка и возвышаются мрачные гранитные скалы. Здесь хребет Абишира-Ахуба рассечен балкой Баритной.
      Поляна не случайно названа "Церковной". На ней еще в начале нашего столетия стояла полуразрушенная древняя церковь. Здание окружал высокий каменный забор. Сейчас от них остались жалкие следы. Однако мы знаем, как выглядела церковь. Это было довольно высокое одноапсидное здание, в плане представляющее крест и освещенное шестью окнами - два окна в апсиде и по два в стенах поперечного рукава. Единственный вход находился в западной стене. Таким дошел до нас этот архитектурный памятник в рисунках Д. М. Струкова.
      Вокруг церкви располагалось древнее кладбище. Это были каменные ящики, накрытые массивными плитами и отмеченные на поверхности земли плитами с крестами и греческими надписями. Их помнят местные старожилы. Сейчас могильник разграблен кладоискателями, как и всюду охотившимися за призрачным золотом, а от плит не осталось и следа.
      Покинем тихую Церковную Поляну и направимся на правый берег Зеленчука. Дорога идет мимо школы и спускается вниз, к неуклюжему, но прочному мосту из толстых бревен. Река, стиснутая узким каменистым ложем, бьется о валуны и пенится, образуя стремительные водовороты. Кажется, именно здесь начинаешь понимать, почему старинное черкесское название реки Инджик-су русские осмыслили как "Зеленчук" - вода в ней действительно лазорево-зеленая, как у теплых берегов Крыма и Кавказской Ривьеры.
      Рядом с турбазой "Архыз" - ограда и ворота. Это архызский участок Тебердинского заповедника, занимающий ущелье реки Кизгич. Река Кизгич, текущая по необыкновенно красивой и уютной долине
в окружении серо-розовых гранитных вершин, берет начало в ледниках Псыртского хребта на высоте до 3500 м. Особенно большое впечатление оставляет водопад Чертова мельница в верховьях реки (от турбазы до него около 16 км). Здесь бурная река скрывается под каменными навесами, сотрясает их, дымится облаками серебристой водяной пыли и уходит в каменную трубу, просверленную природой. Пастухи рассказывали, что бык, попавший в "жерло" Чертовой мельницы, через несколько минут был выброшен ею на расстоянии полутора километров в виде мешка с переломанными костями. Сила потока здесь огромна. Но ниже буйный Кизгич успокаивается и по относительно ровному и спокойному руслу несет свои хрустальные воды в Зеленчук.
      От ворот заповедника в глубь ущелья вьется старая грунтовая дорога. Сначала она идет сквозь сосновый лес, а примерно через километр приводит к большой ровной поляне, покрытой сочной зеленью
. Но под ней - зыбкий слой болотной почвы: поляна представляет собой недавно заросшее озеро
. О его гибели можно только пожалеть: еще в начале 50-х годов здесь было зеркало воды, в которое гляделись облака и окрестные горы. А в XIX веке таких озер в долине было несколько!
      Уже по пути к озеру встречаются сильно оплывшие валы, тянущиеся поперек дороги и скрывающиеся в глубине леса. Это развалы древних оборонительных стен. На восточном склоне лесистой возвышенности, что стоит при слиянии Пшиша и Кизгича (струи двух рек здесь бьют в гранитную скалу, до блеска отшлифованную), можно видеть фундаменты нескольких домов.
      Еще километра три по ущелью - и мы достигнем Ревизорской Поляны. В ее верхней, прилегающей к горе части издали видна каменная стена толщиной до 1 м и такой же высоты. Имеется вход. За стеной, по подошве горы, лепятся руины домов. Это остатки еще одного небольшого средневекового поселения. Такое же небольшое - из нескольких домов - поселение есть в зарослях черемухи на берегу речушки Ревунок, по дороге на Ропачай. Складывается впечатление, что все эти средневековые поселки не случайно тяготели к подошвам хребтов - надо было экономить землю, пригодную для обработки. И ведь действительно было так: вокруг аула на левом берегу реки еще заметны следы оплывших каналов от древних оросительных систем. Видимо, правы климатологи - до XIII-XIV веков климат был значительно суше, Архызская котловина была свободна от лесного покрова, а воды полям не хватало, и ее приходилось подводить.
      Здесь самое время кратко рассказать об удивительной достопримечательности Архыза, свидетельствующей об угасшем древнем горном земледелии. Я имею в виду дикую (точнее, одичавшую) многолетнюю рожь (рожь Куприянова). Заросли этой ржи находят в Архызе, Закане, урочище Пхия и Загедане, то есть в одном узком географическом районе.
      Несомненно, рожь древняя культура, дошедшая до нас из глубины веков, и, скорее всего, из той эпохи, когда в районе Архыза процветало земледелие. "Ценным качеством дикой многолетней ржи является ее способность давать в период цветения новые побеги, которые переносят зиму и обеспечивают получение урожая в следующем году", - писал о ней профессор А. И. Державин. Именно поэтому рожь Куприянова выстояла века и дошла до нашего времени.
      Сейчас ученые-селекционеры скрестили архызскую многолетнюю рожь с культурными сортами однолетней озимой ржи и получили хозяйственно ценные гибриды, которые применяются в нашем сельском хозяйстве.
      Есть в Архызе еще одна природная достопримечательность - зубр. С глубокой древности в горах Северо-Западного Кавказа жил этот могучий красавец. Появление огнестрельного оружия сыграло в его судьбе роковую роль: зубра стали массами истреблять. Район его обитания стал постепенно сужаться, и последние кавказские зубры укрылись в лесных чащобах по верховьям Большого Зеленчука, Лабы и Урупа. Но человек и здесь настиг зверя.
      Как свидетельствовал известный русский разведчик времен Кавказской войны барон Торнау, побывавший в верховьях Зеленчука в 1835 году, он был первым русским, видевшим кавказского зубра и охотившимся на него. "Его огромный рост, темно-коричневый цвет, чисто бычачья голова, мохнатая, как и грудь, и гладкая задняя часть не допускали никакого сомнения, что он одной породы с животным, сберегаемым в лесах Беловежской пущи", - писал Ф. Торнау. Последний зубр был убит в 1927 году - менее чем за сто лет все стадо было истреблено.
      В 1968 году в ущелье реки Кизгич завезли первую партию животных, которые должны были положить начало восстановлению кавказского зубра. За прошедшие годы зубры освоились и дали приплод. Теперь можно быть уверенным в том, что человек исправит свою ошибку перед природой.
      Наше путешествие в верховья Большого Зеленчука подходит к концу. Мне остается только сказать, что любознательному путешественнику следует побывать и выше Архыза - километров восемь вполне хорошей дороги лежат через очень красивые места, где большие зеленые поляны благоухают на фоне зубчатых скал и вершин. А разве не стоит побывать в ущелье реки Софии

      На отроге Главного хребта между реками Кизгыч и Псыш поднимается вторая по высоте вершина Архыза - гора София (3 640 м). Издали она напоминает величественный византийский храм Софии, а вблизи - массивный каменный трон с ледяной подушкой. Гора София, благодаря своему запоминающемуся облику, стала своеобразной эмблемой Архыза...

?
      "Долина реки София замечательна в том отношении, что верховья ее окружены очень высокими горами, представляющими громадный амфитеатр крутых и острозубчатых черных скал, украшенных не только пятнами, полосами и лентами снега, но даже довольно порядочными снежными полянами и глетчерами. Такие же высокие горы окаймляют эту долину почти на всем ее протяжении с южной стороны. Со снежных полей, висящих на них, стекает в Софию множество усеянных водопадами и блестящих, как серебро, быстрых и шумных горных потоков", - пишет об этих местах Н. Динник. Здесь находится самый большой в районе Архыза водопад
, низвергающийся с высоты ста метров, и три горных озера
. А "кругозор" котловины Архыза с хребта Абишира-Ахуба?
Кругозор на Абишира-Ахуба

Посёлок Архыз - Церковная поляна - Кругозор. 6 км. 3 - 3,5 часа

       Дорога на Кругозор начинается на северо-западной окраине посёлка и подробно описана в маршруте по следам древних культур. Забор турбазы, разместившейся на Церковной поляне, необходимо обойти справа и выйти на лесовозную дорогу, которая пересекает небольшой ручей и широкими серпантинами поднимается по склону сквозь пихтовый лес. Постепенно дорога "забирает" вправо. В просвете между пихтами открывается вид на лежащую ниже турбазу и посёлок. Поднявшись по дороге чуть выше...

Извилистая тропа ведет с Церковной Поляны через лес и взбирается высоко к голым коричнево-желтоватым скалам, в которых свистит холодный ветер. Архыз внизу как на ладони. Наконец, стоит сходить и на вер-шину стоящей отдельно от хребта Абишира-Ахуба конусообразной лесистой горы к северу от аула. На ней сохранились остатки какой-то древней постройки. По преданию, это была "башня Карчи" - легендарного предка и эпонима карачаевского народа. Руины эти еще не изучены, и трудно сказать что-либо достоверное об их назначении.
      Итак, наш путь окончен. Мы познакомились с интересной горной страной, ее природой, народом, памятниками истории и культуры, с ее увлекательным прошлым, захватывающим настоящим и будущим. Но несметные богатства земли нашей надо не только познавать, но и Любить и беречь. В этот бурный и противоречивый век мы обязаны сохранить все великолепные природные и культурные сокровища. Это наш долг перед будущими поколениями! Этим призывом к читателю я и хочу завершить свои скромные очерки о прекрасной стране в верховьях Большого Зеленчука.

WEB-камеры:

Горные маршруты




Карты

Грибное царство

 


Купить

199 руб.
Купить

176 руб.