Когда и как человек начал заселять Кавказ? Древние грузинские летописи считают, что это произошло так: у библейского Ноя был правнук Таргамос - славный богатырь и герой. Он жил в Двуречье. Вскоре после Вавилонского столпотворения (когда смешались языки и рассеялись народы) Таргамос ушел на Кавказ. У него было восемь сыновей, таких же добрых молодцев: Гаос, Картлос, Бардос, Мовакан, Лекос, Герос, Кавкасос и Эгрос. Тесно им стало жить со своими многочисленными потомками на земле своего предка, и, по завещанию отца, они разошлись по всему Кавказу, поделив его между собой. Северный Кавказ достался Лекосу и Кавкасосу, причем Лекос занял его восточную часть, а Кавкасос - западную. Так сыновья Таргамоса стали родоначальниками современных кавказских народов: Картлос - грузин, Гаос - армян, Вардос и Мовакан - азербайджанцев, Эгрос - мингрелов, Лекос - лезгин (дагестанцев), Кавкасос- горцев Северного Кавказа.
      Конечно, это наивная историческая легенда. Народы не могут происходить от одного лица - родоначальника. Но при всей ее наивности в ней отразился доподлинный исторический факт: движение первобытного человечества с юга на север, через Кавказ. Это был один из главных путей заселения Восточной Европы древнейшим человеком. Мы не знаем точно, какими дорогами он шел, но уже в нижнем палеолите (палеолит - древний каменный век) он появился на Кубани. А в более позднюю эпоху "мустье" (от ста до сорока тысяч лет тому назад) на левом берегу Кубани появилась Ильская стоянка первобытных охотников на бизонов.
      Именно в эпоху "мустье" и произошло заселение Карачаево-Черкесии человеком. Следы его деятельности - кремневые орудия и отщепы - найдены в русле речки Кардоник, около станицы Зеленчукской, в местности Явора на реке Маруха, на реке Овечка близ города Черкесска. Разумеется, эти первые насельники области, вооруженные лишь грубо оббитыми каменными орудиями и дубинками, и понятия не имели о своих легендарных эпонимах Таргамосе и Кавкасосе.
      С тех пор жизнь в стране у подножия Эльбруса забила ключом. На смену людям каменного века пришли племена чрезвычайно своеобразной и яркой майкопской культуры III тысячелетия до н. э., сооружавшие над могилами своих вождей громадные курганы. Во II тысячелетии до н. э. "майкопцы" постепенно отступают из Прикубанья на восток под давлением переваливших через Кавказский хребет из Причерноморья новых племен, строителей грандиозных каменных гробниц - дольменов. "Дольменники" занимают все горное Прикубанье до Эльбруса, а в I тысячелетии до н. э. начинается новый этап в развитии производительных сил общества - медь и бронза как основной металл для изготовления орудий труда и оружия уступает место более прочному железу. Начинается железный век, кончающийся в наше время и на наших глазах. Дольмены исчезают, и на богатой рудными месторождениями территории Карачаево-Черкесии формируется оригинальная верхнекубанская культура I тысячелетия до н. э., некоторыми своими чертами напоминающая знаменитую кобанскую культуру Осетии. Именно в эту эпоху на территории Карачаево-Черкесии расцветает Верхне-Кубанский очаг древней металлургии меди - употребление ее продолжалось наряду с железом. На склоне горы Кара-Бек, в верховьях реки Марухи, в результате длительной выемки рудной породы образовалась даже большая искусственная пещера, в которой ставропольским археологом Т. М. Минаевой были найдены обломки четырех каменных молотов. Оценивая уровень верхнекубанской культуры I тысячелетия до и. э., мы должны сказать, что она была не менее интересной и яркой, чем предшествующие культуры, а экономическое и социальное развитие местного общества шагнуло далеко вперед - наступил ранний этап так называемой "военной демократии", описанной Фридрихом Энгельсом.
      Около середины I тысячелетия до н. э. в предгорьях области появились прославленные номады южнорусских степей - ираноязычные скифы. Им принадлежат курганы, тянущиеся цепочкой по левому берегу Кубани, которая в те времена, по сведениям "отца географии" Страбона, называлась "Гипанис". Продвигаясь вверх по течению Гипаниса, скифы вступили здесь в контакты с древнеадыгскими племенами меотов, жившими по течению Кубани. В одном из скифских курганов, раскопанных археологами, обнаружен скелет воина и его боевого коня с золотыми украшениями сбруи, в другом - воина сопровождали в потусторонний мир жены и слуги. Не привлекал ли скифов путь через Клухорский перевал? В то время он уже был известен - об этом свидетельствует найденный на Домбайской поляне бронзовый античный шлем, который мог попасть сюда только из одной из причерноморских греческих колоний.
      В первых веках н. э. в верховьях Кубани и прилегающих с востока районах расселяются воинственные и полукочевые ираноязычные племена алан. Аланы подчиняют себе местное население и более чем на целое тысячелетие становятся хозяевами положения как здесь, так и на всем центральном Кавказе. Именно тут, в горах и на равнинах Карачаево-Черкесии, на торных путях к Черноморскому побережью, сложился в X-XI веках политический и культурный центр государственного объединения Алании, известного в "византийских и мусульманских источниках.
      Ближайшим и самым могущественным соседом алан на Северном Кавказе были тюркоязычные хазары, также создавшие в VII-IX веках государство - Хазарский каганат. Хазары подчинили себе алан, которые стали их союзниками. С этих пор хазары и аланы плечом к плечу отражают натиск арабов, рвавшихся на Северный Кавказ через Дербент и горные перевалы. В огне кровавых битв с арабами происходит сближение хазар и алан, и на фоне этих событий мы начинаем прослеживать истоки формирования современного карачаевского народа. В виде предположения это выглядит так.
      В VIII веке арабы сумели несколько раз прорваться на Северный Кавказ и нанести хазарам чувствительные удары. В 725 году арабский полководец Джаррах прошел через Дарьяльскоё ущелье и вторгся в Аланию (одно из ущелий Ингушетии до сих пор именуется Джерахским). А в конце 20-х годов VIII века, по сообщению армянского историка Мовсеса Каганкатваци, арабы дважды прошли через Абхазию, форсировали Клухорский перевал и нанесли хазарам неожиданные удары с фланга. Перед хазарами возникла необходимость укрепить путь по Кубани и обезопасить себя от дальнейших вторжений арабов.
      С этой целью, очевидно, в середине VIII века хазары начинают сооружать мощную крепость на правом берегу Кубани, около селения Хумара, и помещают в ней свой гарнизон. Но этих мер было недостаточно. И тогда хазары, очевидно, расселяют на правом берегу Верхней Кубани и далее к востоку какое-то племя болгар, входивших в состав Хазарского каганата. Может быть, это было племя купи-булгар, известное "Армянской географии" VII века и жившее где-то на Кубани ("купи" происходит от средневекового названия Кубани - "Куфис"). Болгары обживают район, где ранее жили аланы, и понемногу смешиваются с ними, сохраняя свой тюркский язык. Так, судя по некоторым археологическим данным, восточнее верхнего течения Кубани образуется район с тюркоязычным населением.
      Наступил бурный XIII век. В конце его 30-х годов началось татаро-монгольское завоевание Северного Кавказа, потрясшее весь край и перекроившее его этническую карту. Алания пала. Вместе с аланами были разгромлены и их союзники кипчаки, или половцы, - тюркоязычные кочевники, занявшие степи Предкавказья после гибели Хазарии в X веке. Преследуемые завоевателями, кипчаки бегут; часть их вместе с аланами переселяется в Венгрию, другая часть ищет спасения в кавказских ущельях. Эта часть кипчаков, вероятно, находит надежное убежище у родственных по языку тюрок - болгар Верхней Кубани. Обе группы тюрок в течение XIV-XV веков постепенно сливаются, но сохраняют два основных племенных подразделения: балкар (нынешние балкарцы, имя которых представляет реликт их древнего названия "болгар") и карачай (буквально "черная вода"; может быть, их степные предки жили на реке Кара-чай?). Впоследствии эти родственные ветви тюркоязычных горцев разошлись: карачаевцы остались в верховьях Кубани, где их в XVII веке под названием "карачиоли" знает итальянский миссионер Арканджело Ламберти, а балкарцы передвинулись к востоку, в ущелья Баксана, Чегема и Черека. Сейчас они существуют уже как самостоятельные народы.
      Так сформировался и выступил на арену истории карачаевский народ, тюрко-кипчакский по языку и имеющий немало кавказских черт в материальной и духовной культуре. Так, например, национальный костюм карачаевцев состоял из общекавказских бурки, войлочных ноговиц, суконной черкески, кафтана-каптала, овчинной шубы, наборного пояса и кинжала. Женское платье украшали галуны, золотое шитье, серебряные бляхи, металлические орнаментированные застежки, расшитые шапочки "окъа бёрк". В быту широко употреблялись деревянные столики-блюда на ножках, такие же, как у кабардинцев и осетин. Подобные примеры можно умножить. Но культура карачаевцев в основе своей самобытна и во многом отличается от культуры соседних кавказских народов. Так, в Карачае почти нет боевых башен (их всего две: Гошаях-кала и Мамиа-кала) и надземных каменных склепов (их всего три у аула Карт-Джурт), столь характерных для Балкарии, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии. Нет в Карачае и каменных святилищ языческих божеств. Карачаевцы - мусульмане, и в дореволюционное время в больших аулах строились мечети.
      А как самобытен старинный карачаевский дом - юй! Тогда как все горцы Кавказа строили свои жилища из камня, карачаевцы воздвигали монументальные срубы из бревен, хотя и в Карачае камня более чем достаточно. Двускатные крыши из досок покрывались хворостом и толстым слоем земли, а вдоль фасада делался опиравшийся на столбы навес. В убранстве интерьера важную роль играли узорные войлоки, клавшиеся на пол, топчан, кровать, ковры, украшавшие стены. Эти незатейливые карачаевские ковры, выполненные обычно в технике аппликации, искусно Изготовлялись женщинами.
      Испокон веков карачаевцы были прекрасными скотоводами, и эта главная отрасль хозяйства пронизывает весь их быт. Лучшая на Кавказе овца была выведена здесь и получила название карачаевской, а карачаевский стол немыслим без вареного пахучего мяса и айрана - кислого молока особого приготовления, острого и весьма приятного на вкус, особенно в жаркий день. В айран добавляют чеснок и немного перца, и он становится хорошей приправой к мясу, называемой "тузлук". Айран и тузлук - специфическая пища карачаевцев и балкарцев, ее нет у ближайших соседей - кабардинцев и осетин.
      Однако вернемся к истории карачаевцев. Их общественный строй вплоть до Октябрьской революции характеризовался переплетением родовых и феодальных элементов. Появляются карачаевские феодальные князья - таубии, сосредоточившие в своих руках значительные богатства - землю и скот. Таубии нещадно эксплуатировали крестьянские массы и первыми приняли мусульманство, проникавшее в Карачай из Кабарды и сыгравшее столь отрицательную роль в истории многих северокавказских горцев. Развитие карачаевцев шло по пути формирования классового общества, но до XIX века оно почти не отражено в документах соседних народов, а своей письменности карачаевцы не имели. В русских источниках первые упоминания карачаевцев появляются лишь в XVII веке, когда русские послы дьяк Федот Елчин и священник Павел Захарьев по пути в Мингрелию пересекли Карачай. Федот Елчин бывал на пирах у карачаевских феодалов и менял сукна, шелковые и бумажные ткани на персидские деньги, серебряные украшения и посуду.
      Численно небольшой (в начале XIX века до шестисот дворов) карачаевский народ, запертый в глубинах горных ущелий, жизненно нуждался в обмене своих продуктов на те товары, которых он не производил. Это было замечено уже Елчиным. Карачаевцы испокон веков имели хозяйственные связи с Грузией и Кабардой, но связи эти неоднократно нарушались вторжениями турецких завоевателей и их союзников - крымских татар. Все походы крымских ханов на Северный Кавказ здесь невозможно перечислить - они накатывались волна за волной. Турки и татарские ханы всеми силами старались поднять народы Кавказа на борьбу против России, которая стала уделять большое внимание укреплению своего влияния на Кавказе.
      В 1790 году на Северо-Западном Кавказе появилась огромная по тем временам турецкая армия численностью до тридцати тысяч человек при тридцати орудиях. Командовал ею сераскир Батал-паша. Из Анапы турки двинулись к реке Уруп. Утром 25 сентября русские разведчики заметили в горах дым от множества костров и тучи пыли. Это двигались на восток вражеские колонны. 28 сентября турки переправились ниже устья реки Джеганас на правый берег Кубани; сюда же подошел русский отряд численностью четыре тысячи человек при восемнадцати орудиях под командованием генерала И. И. Германа.
      Несмотря на неравенство сил, русские войска утром 30 сентября смело атаковали турок и вскоре обратили их в бегство. Разгром врага был полный, "неприятель был преследован вплоть до его лагеря, и хотя возможно бы было многих взять в плен живых, но редко кто спасся", - писал в своем рапорте генерал Герман 4 октября 1790 года. Русские захватили всю артиллерию противника, много других трофеев и взяли в плен самого Батал-пашу со свитой. Остатки турецких войск бежали, преследуемые казаками и черкесской конницей.
      После разгрома Батал-паши влияние России на горцев Северо-Западного Кавказа заметно усилилось. Но окончательное присоединение Карачая к России состоялось в 1828 году. Оно позволило карачаевскому народу навсегда избавиться от опустошительных турецких нашествий и выплаты дани кабардинским князьям, в феодальной зависимости от которых долго находился Кара-чай. Установились более прочные хозяйственные связи с соседями - русскими, черкесами, ногайцами. Численность карачаевского народа стала быстро расти, как и его культура. Из среды феодальной верхушки во второй половине XIX века выдвинулся первый карачаевский поэт, художник и просветитель Ислам Крымшамхалов, демократическое мировоззрение которого сформировалось под влиянием передовой русской общественной мысли. Дом И. Крымшамхалова в Теберде был своего рода культурным центром Карачая.
      Во второй половине XIX века в Карачаево-Черкесию стали проникать капиталистические отношения. К сохранившейся феодальной эксплуатации добавилась капиталистическая. В горах появляются крупные кулаки, владевшие огромным количеством скота. Социальный гнет осложнялся национальным бесправием горского населения. И когда над Россией грянули революционные бури 1905 и 1917 годов, трудовой народ Карачаево-Черкесии встал на сторону революции.
      Сейчас карачаевцы принадлежат к числу быстро развивающихся горских народов Кавказа. Бывшие скотоводы, почти не знавшие грамоты, ныне активно участвуют в хозяйственной и общественно-политической жизни страны, штурмуют вершины науки. Из среды карачаевцев выдвинулась целая плеяда депутатов Верховного Совета СССР и РСФСР, Героев Социалистического Труда, писателей, поэтов, ученых. Центром культурного развития карачаевцев наряду со столицей области городом Черкесском стал молодой город Карачаевск (бывший Микоян-Шахар), основанный в 1927-1928 годах в живописной горной долине при слиянии Кубани с Тебердой. Здесь находится Карачаевский педагогический институт, готовящий кадры учителей для всей области. В 1922 году карачаевцы и черкесы впервые в своей истории из рук Советской власти получили право на автономию - была создана Карачаево-Черкесская автономная область. А в 1936 году в горах Карачая появилось первое научное учреждение - Государственный Тебердинский заповедник, созданный для сохранения и изучения природных богатств Теберды. Заповедник стал настоящей творческой лабораторией по сохранению и восстановлению лесов высокогорья, питающих водой реки, по рациональному ведению охотничьего хозяйства, по развитию горного плодоводства и акклиматизации новых видов растений и животных, не живших здесь ранее. Особенно интересны работы заповедника по выращиванию знаменитого "корня жизни" - женьшеня, завезенного с Дальнего Востока.
      Теперь мы также кратко коснемся истории другого коренного народа Карачаево-Черкесии - черкесов. Народ этот стал широко известным в XIX веке, когда он вел мужественную борьбу против колонизаторской политики царской России, борьбу, воспетую Пушкиным и Лермонтовым. "Жилищем вольности простой" назвал землю свободолюбивых черкесов М. Ю. Лермонтов.
      В отличие от тюркоязычных карачаевцев черкесы говорят на языке, принадлежащем к кавказской языковой семье, точнее, к абхазо-адыгской группе кавказских языков (кроме черкесов сюда относятся абхазы, адыгейцы и кабардинцы). Ближайшие сородичи черкесов - современные адыгейцы и кабардинцы; все они имеют общее название "адыге". Поэтому эти три кавказских народа часто называют адыгами.
      Если карачаевцы в основном живут в горах (лишь сравнительно недавно они стали селиться в предгорных районах области), то черкесы издавна занимали прилегающую к хребтам с севера равнину.
      Происхождение адыгов теряется в глубине тысячелетий и окончательно еще не выяснено. Ясно одно - этот народ относится к числу древнейших на Кавказе. Выше мы уже упоминали о древних племенах, строивших огромные каменные гробницы - дольмены. Именно эти племена сейчас многими учеными считаются далекими предками адыгов. Исходной территорией расселения адыгов-"дольменников" было Черноморское побережье, откуда они по неизвестным нам причинам двинулись на северо-восток, перешли Кавказский хребет и постепенно вытеснили из Прикубанья племена майкопской культуры. Это произошло во второй половине III - первой половине II тысячелетия до н. э. С тех пор эти протоадыгские племена живут и развиваются на Северо-Западном Кавказе как его основное и аборигенное население. В I тысячелетии до н. э. они назывались общим именем "меоты", донесенным до нас древними греками. Но и происхождение самого этого имени также неясно. Существует несколько различных научных версий, иногда противоречивых.
      Судя по некоторым данным, меоты в I тысячелетии до н. э. и в первые века н. э. жили на территории Карачаево-Черкесии. Когда здесь появились аланы, меоты стали смешиваться с ними и вошли в состав исторической Алании, но мы пока не знаем, были ли они ассимилированы аланами или сохранили свою этническую индивидуальность.
      Мы уже говорили о том, что татаро-монгольское нашествие перекроило этническую карту Кавказа. Алания рухнула на рубеже 30-40-х годов XIII века, ее территория была завоевана монголами и вошла в состав улуса Джучи, вскоре получившего название Золотой Орды. Но господство Золотой Орды на Северном Кавказе продолжалось сравнительно недолго. В конце XIV века на землю Кавказа вступил новый азиатский завоеватель - эмир Тимур. Огромные армии Тимура и золотоордынского хана Тохтамыша сошлись между реками Терек и Кура, где 15 апреля 1395 года разыгралось кровопролитное сражение. Тохтамыш был разбит наголову и бежал на север, преследуемый войсками Тимура. Власть Золотой Орды на Кавказе была подорвана.
      Исход битвы на Тереке получил широкий резонанс и был оценен народами Кавказа. Имя хромого Тимура вошло в фольклор осетин, чеченцев, ингушей, кабардинцев, но, судя по некоторым археологическим данным, главном результатом поражения Золотой Орды явилось продвижение адыгов на восток в конце XIV и в XV веке. Именно в это время кабардино-черкесские курганные могильники появляются в предгорьях Кавказа от Зеленчуков и Кубани до города Грозного на Сунже. Видимо, адыгские феодалы, стремившиеся к расширению своих пахотных земель и пастбищ и мало пострадавшие от Тимура, двинулись на восток и начали быстро заселять и осваивать наиболее плодородную часть Предкавказья - предгорья.
      Несомненно, это переселение адыгов было массовым, ибо некоторые их курганные могильники насчитывают сотни насыпей. Мужчины зачастую были вооружены длинными изогнутыми саблями и луками со стрелами - колонизация, очевидно, была далеко не мирной и сопровождалась частыми стычками с местным населением, уцелевшим после нашествия Тимура.
      Так на территории Карачаево-Черкесии появляются черкесы, далее к востоку - кабардинцы, которые отныне и до XIX века становятся полными хозяевами положения на Центральном Кавказе, а горские народы платят им дань. Дальнейшее пребывание черкесов и кабардинцев здесь документировано большим числом тех же характерных курганных могильников XIV-XVII веков (в Карачаево-Черкесии такие могильники есть на речке Бежгон у станицы Зеленчукской, у аула Бесленей, у хутора Ново-Исправненского, против аула Зеюко и близ аула Эльбурган, в верховьях речки Байтал-Чапкан).
      О жизни и быте черкесов XV века очень интересные сведения оставил генуэзец Георгий Интериано, лично побывавший на Северо-Западном Кавказе. "Есть среди них знатные, - пишет он, - и вассалы и сервы, или рабы. Знатные пользуются среди прочих большим почетом и значительную часть времени проводят на коне... Между знатными есть много таких, которые имеют вассалов, и все живут без какой-либо зависимости друг от друга и не желают признавать над собой никакого владыки, кроне господа бога, и нет у них ни судей, ни каких-либо писаных законов. Сила, или смекалка, либо третейский суд разрешает споры между ними".
      Интериано описал и внешний вид черкесов: "Верхняя часть одежды у них делается из валяной шерсти, наподобие церковной мантии, которую они носят открытой с одной стороны так, чтобы правая рука оставалась свободной. На голове носят шапки из того же войлока, в виде сахарной головы... Носят сапоги и ботинки, надеваемые одни на другие, и очень нарядные и широкие холщовые шаровары. Усы носят длиннейшие. Имеют также всегда на боку прочее свое снаряжение, а именно - огниво в красивом кожаном кисете, которые делают и расшивают их женщины".
      А вот яркий портрет воинственного черкеса, изображенный А. С. Пушкиным в поэме "Кавказский пленник":
"Черкес оружием обвешен;
Он им гордится, им утешен.
На нем броня, пищаль, колчан,
Кубанский лук, кинжал, аркан
И шашка, вечная подруга
Его трудов, его досуга.
Ничто его не тяготит,
Ничто не брякнет; пеший, конный -
Все тот же он; все тот же вид
Непобедимый, непреклонный".
      Умело используя хозяйственные традиции и великолепные предкавказские пастбища, черкесы и кабардинцы в период после монгольского нашествия вывели знаменитую кавалерийскую лошадь, получившую название "кабардинской". Кабардинская лошадь была одной из основных в русской кавалерии вплоть до XX века. Несомненно, коневодство было весьма доходной статьей экономики и оно оказалось в руках местной социальной верхушки.
      В XVII-XVIII веках структура адыгского общества уже хорошо известна из письменных источников. Во главе адыгских племен стояли феодальные князья - пши, окруженные дружинами. На следующей ступени феодальной иерархии стояли дворяне - уорки. Они составляли конную дружину князя. Уорки делились на несколько категорий высших дворян и низших. Далее следовали свободные крестьяне-общинники - тльфокотли, платившие князьям оброк, а за ними следовали крепостные крестьяне - пшитли. Наконец, на самой низшей ступени социальной лестницы стояли рабы - унауты. Рабы вербовались из числа пленных, захваченных во время набегов на другие народы, а также из числа единоплеменников, живавших в плен во время княжеских междоусобиц.
      Как видим, общественный строй адыгских народов был более сложным и развитым, нежели строй карачаевцев. Особо следует сказать о рабах - они использовались не только в хозяйстве самих адыгов - черкесов, но со времен господства венецианцев и генуэзцев на Черном море (XIV-XV века) они массой вывозились в Геную, Венецию, Александрию, Константинополь. Черкесы и черкешенки высоко ценились на этих международных невольничьих рынках. Мужчины-невольники из среды черкесов, асов (алан) и других кавказских народов пополняли войско Египта, из них и из кипчаков формировались лучшие отряды египетской армии - мамлюки. Более того, на военной службе в Египте многие мамлюки выдвигались на высшие должности, а с 1250 по 1382 год мамлюкам (так называемым "бахритским мамлюкам") принадлежала верховная власть в стране. В более позднее время работорговлю на Кавказе всячески поощряла Турция, и конец этой позорной торговле живым человеческим "товаром" был положен лишь в XIX веке после покорения Кавказа Россией.
      Говоря о средневековой культуре адыгов - черкесов, прежде всего мы должны воздать должное их устному народному творчеству. Это настоящая культурная сокровищница всех адыгов - легенды и предания, пословицы и поговорки, сказки и исторические песни составляют ее неповторимое достояние. Вершиной же является героический нартский эпос, повествующий о славных деяниях легендарных богатырей - нартов. У двух народов Северного Кавказа - адыгов и осетин - нартский эпос представлен в наиболее развитом и высокохудожественном виде, и ученые до сих пор спорят об источниках его происхождения. Но независимо от этого мы можем сказать, что нартский эпос адыгов и осетин ярко свидетельствует о теснейших культурных контактах и связях этих некогда соседних народов Кавказа. В иных условиях передача сюжетов эпоса от народа к народу была бы маловероятной.
      Еще в 1552 году адыгские народы Кавказа послали свое первое посольство в Москву. Послы черкесов просили царя Ивана IV прянять "Черкасскую землю" в русское подданство. В 1555 году в Москву прибыло второе черкесское посольство, а в 1557 году - третье посольство от старшего князя Темрюка Айдаровича. Просьба адыгов была удовлетворена, черкесы и кабардинцы приняты в русское подданство, а в 1560 году царь России Иван IV Грозный женился на дочери Темрюка Марии. Так были завязаны длительные отношения между крепнущим Русским государством и Черкесией и Кабардой. Отношения эти были прерваны во время Кавказской войны, длившейся до 1864 года и завершившейся военным завоеванием Кавказа царской Россией и установлением на Кавказе колониального режима. Черкесы вместе с карачаевцами и другими народами области оказались под двойным гнетом своих феодалов и царских властей. Но окончательное включение народов Северного Кавказа в состав России имело для них и большое прогрессивное значение, ибо сближало их с русским народом, русской культурой, русским революционным движением. Это подчеркивал Ф. Энгельс в письме к К. Марксу: "Россия действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку ... господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии".
      В наши дни черкесский народ, освобожденный Октябрьской революцией, вместе с другими братскими народами успешно строит новую, социалистическую Карачаево-Черкесию. Черкесы, как и карачаевцы, дали стране Героев Социалистического Труда и Героев Советского Союза, видных писателей, поэтов, ученых, общественных деятелей.
      В дружной семье народов Карачаево-Черкесии живут и трудятся сравнительно небольшие этнические группы абазин и ногайцев. Абазины называют себя "абаза", говорят они на языке, близком абхазскому и родственном ему. Нет сомнения в том, что в древности абазины жили на территории Черноморского побережья - кроме языковых данных, об этом говорят и сходные географические названия и народные предания абазин. В последних даже указывались те места на побережье, откуда они вышли. Когда и почему они покинули места на берегу Черного моря и переселились на северные склоны Кавказа - неизвестно. Более основательной кажется версия о том, что массовое переселение абазин на север началось в XIV веке, когда в результате монгольского нашествия пала Алания и в верховьях Кубани освободились огромные площади плодородных земель. Во всяком случае в конце XIV века абазины уже живут у подножия Эльбруса, где их громит "завоеватель мира" Тамерлан, - об этом пишет персидский историк Шереф-ад-дин Али Йезди в своей "Книге побед". Как считает историк Л. И. Лавров, в средневековье абазины были многочисленным и сильным народом Северо-Западного Кавказа, но постепенно значительная их часть очеркесилась и вошла в состав черкесского народа, в связи с чем численность абазин сильно сократилась. Сейчас они живут в тринадцати селениях Карачаево-Черкесии.
      Ногайцы тюркоязычны и представляют собой потомков монгольских племен - мангытов и кунгратов, в XIII- XV веках смешавшихся с основным населением Золотой Орды - кипчаками. Ногайцы по своему антропологическому типу монголоиды и поэтому они даже внешне заметно отличаются от соседних народов. Название ногайцев происходит от имени золотоордынского темника Ногая, жившего в конце XIII века. Предки ногайцев входили в состав его орды. В XVI веке Ногайская Орда разделилась на Больших и Малых ногайцев, а в XVII веке Малые ногаи с севера проникли в Закубанье и заселили часть нынешней Карачаево-Черкесии. Сейчас селения ногайцев в основном сосредоточены в Адыге-Хабльском районе области.
      Кроме карачаевцев, черкесов, абазин, ногайцев и русских в Карачаево-Черкесии есть селения, где живут греки и осетины. Греки составляют население Хасаута-Греческого. расположенного на берегу реки Аксаут выше станицы Кардонихской. По имеющимся в старой литературе сведениям, они переселились сюда из Турции в 1868 году. Им же принадлежит село Спарта на правом берегу Большого Зеленчука против аула Эрсакон. Название этого села живо напоминает нам знаменитое в античной истории государство Спарта и его мужественных и свободолюбивых граждан - спартанцев.
      Осетинам принадлежит довольно большое селение Коста Хетагурово на левом берегу Кубани, примерно в трех километрах севернее города Карачаевска. Осетины переселились сюда в 1870 году. Они выходцы преимущественно из Алагирского ущелья Северной Осетии, которое были вынуждены покинуть из-за безземелья. С этим селелением связана жизнь и деятельность выдающегося поэта Кавказа - осетина Коста Хетагурова, который был другом первого карачаевского поэта и художника - Ислама Крымшамхалова.
      Итак, мы познакомились с живущими в Карачаево-Черкесии народами и некоторыми главными вехами на их историческом пути. Северный Кавказ - самый многонациональный регион СССР. На Северном Кавказе самыми многонациональными являются Дагестан и Карачаево-Черкесия. Горный край в верховьях Кубани с его "двунадесятью" языками в бурном потоке истории стал живым этнографическим музеем. Здесь сошлись языки а зароды, освященные веками традиции и обычаи, составившие яркую и своеобразную мозаику.
WEB-камеры:

Горные маршруты




Карты

Грибное царство

 












Купить

164 руб.
Купить

149 руб.